Рукописные материалы
Лаврентьевская летопись. 1377

Помощь Во весь экран

Просмотр страниц рукописи

Лист:   

Показать: изображение  транслитерацию  перевод 

120

прегрешенья, не словомь на
рицающеся хрестьяни, а погань
скы живуще. Се бо не погански
ли живемъ, аще усрести ве
рующе: аще бо кто усрящеть че
рноризца, то възвращается,
ни единець, ли свинью - то не
поганьскы ли се есть? Се бо по
дьяволю наученью кобь
сию держать. Друзии же и за
кыханью верують, еже бы
ваеть на [з]дравье главе. Но
сими дьяволъ лстить и дру
гыми нравы, всячьскыми
лестьми превабляя ны от
Бога: трубами и скоморохы,
гусльми и русальи. Видим бо
игрища утолочена, и люди
й много множьство, яко упи
хати начнуть другъ друга,
позоры деюще от беса замы
шленаго дела, а церкви стоя
ть. Егда же бываеть годъ мо
литвы, мало ихъ обретается
в церкви. Да сего ради казни
приемлемъ от Бога всячскыя,
и нахоженье ратных; по Божью
повеленью приемлем казнь
грехъ ради наших. Мы же на
предълежащее възвратимся.
Изяславу же со Всеволодомъ
Кыеву побегшю, а Святославу
Чернигову, и людье кыевсти
и прибегоша Кыеву, и створи
ша вече на торговищи, и реша,
пославшеся ко князю: «Се поло
вци росулися по земли, дай,
княже, оружье и кони, и еще
бьемся с ними». Изяслав же се
го не послуша. И нача[ша] люди е
го корити на воеводу на Ко
снячька, идоша на гору съ ве
ча, и придоша на дворъ Косня
чковъ и не обретше его, ста
ша у двора Брячиславля и
реша: «Поидем, высадим дружину
свою ис погреба». И разделиша
ся надвое: половину ихъ иде
к погребу, а половина ихъ иде
по мосту, си же придоша на кня
жь дворъ. Изяславу же седя
щю на сенехъ с дружиною сво
ею, начаша претися со кня
земъ стояще доле, князю же
из оконця зрящю и дружине
стоящю у князя, рече Тукы, бра
тъ Чюдинь, Изяславу: «Видиши,
княже, людье възвыли, посли,
атъ Всеслава блюдуть». И се е
му глаголющю, другая половина лю
дий приде от погреба, отвори
вше погребъ. И рекоша дружи
на князю: «Се зло есть, посли ко
Всеславу, атъ призвавше ле

прегрешения наши, не так, что словом называемся христианами, а на деле живем, точно поганые. Вот разве не поганые мы, если во встречу верим? Ведь, если кто встретит черноризца, то возвращается домой, также встретив отшельника или свинью, - разве это не по-поганому? Это, ведь, по наущению дьявола держатся этой приметы; а другие в чих веруют, который бывает на здравие голове. Но этими и иными способами вводит в обман дьявол, всякими хитростями отвращая нас от Бога, трубами и скоморохами, гуслями и русалиями. Видим ведь игрища утоптанные, с такими толпами людей на них, что они давят друг друга, являя зрелище бесом задуманного действа, - а церкви стоят пусты; когда же приходит время молитвы, мало людей оказывается в церкви. Потому и казни всяческие принимаем от Бога и набеги врагов, по Божьему повелению принимаем наказание за грехи наши.

Мы же возвратимся опять к предшествующему повествованию. Когда Изяслав со Всеволодом бежали в Киев, а Святослав
в Чернигов, то киевляне прибежали в Киев, и устроили вече на торгу и, обратившись к князю, сказали: «Вот, половцы рассыпались по всей земле, выдай, князь, оружие и коней, мы еще побьемся с ними». Изяслав же этого не послушал. И начали люди наговаривать на воеводу Коснячка; пошли на гору с веча, и пришли на двор Коснячков и, не застав его, остановились у двора Брячислава и сказали: «Пойдем, освободим дружину свою из погреба». И разделились надвое: половина их пошла к погребу, а половина их пошла по Мосту, эти и пришли на княжий двор. Изяслав в это время на сенях держал совет с дружиной своей, и пришедшие заспорили с князем, остановившись внизу. Когда же князь смотрел в оконце, а дружина стояла подле него, сказал Тукы, брат Чюдина, Изяславу: «Видишь, князь, люди расшумелись, пошли постеречь Всеслава». И в то время как он это говорил, другая половина людей пришла от погреба, отворив его. И сказала дружина князю: «Это плохо; пошли ко Всеславу, пусть, призвав его

Рассуждение о том, что вражеские нашествия являются наказанием за междоусобия русских князей
л. 56 об., стб. 1 - 57 об., стб. 1
Нач.: "Наводить бо Богъ по гневу своему иноплеменьникы на землю, и тако скрушенымъ имъ въспомянутся къ Богу; усобная же рать бываеть от соблажненья дьяволя"
Кон.:
"...Да сего ради казни приемлемъ от Бога всячскыя, и нахоженье ратных; по Божью повеленью приемлем казнь грехъ ради наших. Мы же на предълежащее възвратимся"

Бунт киевлян против Ярославичей и призвание на киевский стол князя Всеслава Брячиславича
л. 57 об., стб. 1 - 58, стб. 1
Нач.: "Изяславу же со Всеволодомъ Кыеву побегшю, а Святославу Чернигову, и людье кыевстии прибегоша Кыеву, и створиша вече на торговищи..."
Кон.:
"...Дворъ жь княжь разграбиша, бещисленое множьство злата и сребра, кунами и белью. Изяслав же бежа в Ляхы."

В тексте упоминаются: Изяслав Ярославич вел. кн. киевский (1024-1078 гг.); Всеволод Ярославич вел. кн. киевский (1030-1093 гг.); Святослав Ярославич вел. кн. киевский (1027-1076 гг.); Коснячко киевский воевода (XI в.); Тукы киевский боярин (ум. 1078 г.); Чудин киевлянин (XI в.); Всеслав Брячиславич вел. кн. киевский, кн. полоцкий (ок. 1029-1101 гг.)

Показать все летописные статьи

наверх

© Российская национальная библиотека, 2012