Древнерусская литература


Произведения XVI века

Автобиографическая повесть Мартирия Зеленецкого.
О произведении

Автобиографическая повесть Мартирия Зеленецкого

Преп. Матририй Зеленецкий - уроженец Великих Лук, постриженик великолуцкого Троицкого монастыря, в 60-х гг. XVI в. основал Троицкий Зеленецкий монастырь на окруженном болотами месте между Тихвином и Ладогой (ныне поселок Зеленец в Тихвинском районе Ленинградской области). Автобиографическая Повесть Мартирия Зеленецкого сохранилась только в этом единственном списке. Произведение состоит из ряда сюжетных эпизодов о жизни и видениях автора и воспринимается как повесть. Однако создавался текст как документ - это духовная исповедь основателя монастыря и его поучение-завещание игумену-преемнику и монастырской братии. Обычно такая исповедь облекалась в устную форму. Поэтому не случайно текст имеет разговорный стиль повествования. Удивительно другое - то, что он вообще был записан. Очевидно, Мартирий позаботился о своем духовном завещании заранее, задолго до того времени, когда он мог почувствовать приближение кончины. Судя по отразившимся реалиям, текст был создан в период 1570-1595 гг., ознаменованный активной деятельностью Мартирия по укреплению и обустройству монастыря. Духовник Мартирия Досифей должен был хранить «памятцу» втайне от братии и «обнародовать» ее только после смерти основателя монастыря. Безыскусные и искренние рассказы Мартирия о реальных и мистических событиях своей жизни, независимо от воли автора, приобретают сюжетные элементы, что и придает документу черты литературного произведения. Оно уникально - это один из первых на Руси образцов автобиографии, без которого нам трудно было бы понять истоки автобиографизма в творчестве писателей-старообрядцев: инока Епифания и протопопа Аввакума. Авторская рукопись Мартирия до нас не дошла. Скорее всего, она погибла при разорении Троицкого Зеленецкого монастыря в Смутное время. Текст сохранился в списке, который датируется 40-50-ми гг. XVII века, то есть, отстоит от времени жизни Мартирия на полстолетия. Приписка к тексту сообщает, что список сделал «Зеленой пустыни дьяк». Таким образом, список принадлежит рукописной традиции Зеленецкого монастыря. Очевидно, рассказ основателя о начале монастыря, изобилующий фактическими подробностями - поскольку это была исповедь, - представлял интерес и читался не только в монашеской среде. Во второй половине XVII века Повесть послужила источником для составления Жития Мартирия Зеленецкого. Сборник, в составе которого сохранилась автобиографическая Повесть Мартирия Зеленецкого, поступил в Публичную библиотеку в 1893 году в составе собрания Ф. И. Буслаева (1818-1897).

Литература: 1) Автобиографическая повесть Мартирия Зеленецкого / Подготовка текста, перевод и комментарии Е.В. Крушельницкой // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 13 (XVI век). С. 678-691, 836-839.
2) Крушельницкая Е. В. Мартирий // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (Вторая половина XIV-XVI в.). Ч. 2. Л., 1989. С. 106-108.
3) Крушельницкая Е. В. Автобиография и житие в древнерусской литературе. СПб., 1996. С. 108-138, 285-322.
4) Крушельницкая Е. В. Преподобный Мартирий Зеленецкий и основанный им Троицкий монастырь. СПб., 1998.


O.I.424
Описание рукописи

Посмотреть
Ермолай-Еразм. Повесть о рязанском епископе Василии.
О произведении

Ермолай-Еразм. Повесть о рязанском епископе Василии

«Повесть о рязанском епископе Василии» - произведение середины XVI в., написанное Ермолаем-Еразмом, автором широко известной «Повести о Петре и Февронии Муромских». Обе повести посвящены муромским святым и основаны на устных преданиях. По легенде, епископская кафедра в Муроме была установлена во времена князя Владимира и его сыновей-страстотерпцев Бориса и Глеба, но впоследствии епископ Василий перенес ее в Рязань. Случилось это чудесным образом. Несправедливо обвиненный жителями Мурома, Василий взял чудотворную икону, вышел на берег Оки, опустил на воду епископскую мантию, ступил на нее - и совершил плавание до Рязани, где с той поры и находилась епископская кафедра, получившая название Рязанская и Муромская. Когда произошло это чудо - вопрос спорный, поскольку было несколько рязанских епископов с именем Василий. О преставлении Василия I в Лаврентьевской летописи сообщается под 1295 г. ( л. 171, стб. 2).
Небольшая повесть, по жанру приближающаяся к сказаниям о чудотворных иконах, имеет в рукописной традиции три редакции. Первая редакция представлена десятком списков, но только авторский в полной мере сохраняет черты стиля писателя - конкретность и лаконизм повествования. В ресурсе текст повести представлен по этому списку в авторском сборнике Ермолая-Еразма из Соловецкого собрания (ОР РНБ. Сол. 287/307, л. 122 об.-123), поступившего в Публичную библиотеку в 1928 г.

Литература: 1) Сочинения Ермолая-Еразма / Подготовка текста и комментарии Р.П. Дмитриевой, перевод А.А. Алексеева и Л.А. Дмитриева // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9 (Конец XV - первая половина XVI века). С. 452-485, 561-564.
2) Дмитриева Р.П. Ермолай-Еразм // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (Вторая половина XIV-XVI в.). Ч. 1. Л., 1988. С 220-225.
3) Дмитриева Р. П. Повесть о рязанском епископе Василии // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. 32. Л., 1977. С. 40-55.


Сол. 287/307
Описание рукописи

Посмотреть
Ермолай-Еразм. Правительница.
О произведении

Ермолай-Еразм. Правительница

Среди памятников публицистики XVI в. особое место занимает сочинение Ермолая Еразма «Правительница» - не менее известное, чем принадлежащая перу этого автора «Повесть о Петре и Февронии Муромских». Ермолай был священником во Пскове, затем протопопом собора Спаса на Бору в Москве, в начале 60-х гг. XVI в. принял монашеский постриг под именем Еразм. В Российской национальной библиотеке хранятся два авторских сборника Ермолая-Еразма, написанных его собственной рукой. Один, содержащий преимущественно литературные сочинения Ермолая-Еразма, - в Соловецком собрании (ОР РНБ Сол. 287/307), другой сборник, составленный уже после монашеского пострига и имеющий богословский и литургический характер, - в Софийском собрании (ОР РНБ Соф. 1296). Текст «Правительницы» в авторских списках читается в обеих рукописях. Вероятно, автор сохранял к нему интерес даже после монашеского ухода из мира.
«Правительница» (что значит «руководство») - это своеобразный проект социально-экономических реформ, адресованный русскому царю. Ермолай предлагает правителю целостную концепцию государственного устройства, которое должно обеспечить сохранение социального мира в стране. По мнению Ермолая, эта цель достигается путем перераспределения земель и упорядочения налогообложения. Крестьянство, как единственный в государстве производитель главного блага - хлеба, получает землю, освобождается от всех денежных податей и облагается натуральным сбором в размере пятой части урожая. Служилые люди (дворянство) получают земли с крестьянами («испомещаются», становятся помещиками) и несут воинскую службу без какого-либо жалованья, являясь по призыву сами и снаряжая за свой счет слуг, число которых пропорционально земельному владению. Сам царь и бояре также владеют землями - чем больше земельное владение, тем значительнее должен быть вклад чиновника в государственную службу, при этом он никакого жалования не получает. В этом трактате, созданном в середине XVI в., мы не найдем идеи равенства людей. Ермолай без колебаний применяет «двойные стандарты». Крестьянство неразрывно связано с землей, обязано на ней трудиться и кормить государство. Другие сословия имеют не только обязанности, но и права. Однако эти права зависят от личного достоинства и заслуг перед отечеством: нетрудовое богатство несправедливо. Таким Ермолай видит принцип устроения сильного государства. Проект, безусловно, утопичен. Но само сочинение представляет огромный интерес как памятник русской общественной мысли, автор которого словно предвидел те крестьянские войны, которые будут сотрясать Россию в XVII и XVIII вв.
В ресурсе трактат Ермолая-Еразма «Правительница» представлен по авторскому списку в сборнике из Соловецкого собрания (ОР РНБ. Сол. 287/307, л. 128 - 132 об.), поступившего в Публичную библиотеку в 1928 г.

Литература: 1) Сочинения Ермолая-Еразма / Подготовка текста и комментарии Р.П. Дмитриевой, перевод А.А. Алексеева и Л.А. Дмитриева // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9 (Конец XV - первая половина XVI века). С. 452-485, 561-564.
2) Дмитриева Р.П. Ермолай-Еразм // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (Вторая половина XIV-XVI в.). Ч. 1. Л., 1988. С 220-225.


Сол. 287/307
Описание рукописи

Посмотреть
Житие св. Ефросинии Суздальской.
О произведении

Житие св. Ефросинии Суздальской

Ефросиния Суздальская (до пострига княжна Феодулия), жившая в первой половине XIII в., - была дочерью князя Михаила Всеволодовича Черниговского, который принял в 1236 г. мученическую смерть в Орде вместе с боярином Феодором. Супругом ее должен был стать старший брат Александра Невского Федор Ярославич, скончавшийся в 1233 г. в буквально накануне бракосочетания. Приняв монашеский постриг в Ризоположенском монастыре в Суздале, Ефросиния молитвами и монашеским подвигом обрела дар предвидения и чудотворения. Об этом и рассказывает ее жизнеописание, составленное монахом суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Григорием, агиографическое творчество которого посвящено суздальским святым и относится ко второй четверти XVI в. - как раз к тому времени, когда при подготовке канонизационных соборов митрополита Макария были созданы жития многих русских святых. Однако Житие Ефросинии Суздальской, написанное Григорием, не заинтересовало митрополита и было утеряно. Спустя несколько десятилетий суздальский епископ Варлаам обнаружил текст Жития в Стефано-Махрищском монастыре. История потери и находки Жития, а также составления службы преподобной Ефросинии и представления всего комплекса необходимых для канонизации текстов царю Ивану Грозному, рассказана самим Варлаамом. Это повествование, вместе со сказанием о посмертных чудесах, дополнило труд Григория.
Житие Ефросинии Суздальской сохранилось во множестве списков, ранние относятся к XVI в. Произведение привлекало читательский интерес рассказом не только о горестных испытаниях, выпавших на долю княжны, но и о многих событиях времени Батыева нашествия. Это разорение северо-восточной Руси, взятие Батыем Суздаля в 1238 г. и битва на реке Сити. Историческое предание отражает события, произошедшие за несколько столетий до составления жития, так, как они сохранились в народной памяти. Поэтому не стоит искать исторической точности ни в описании событий, ни в именах действующих лиц. Так, например, суженым Феодулии в житии оказывается суздальский князь Мина Иванович - в летописях такой князь не упоминается. Зато именно такое повествование предоставило богатый материал для творчества миниатюристов. Сохранилось ок. 30 иллюстрированных списков Жития Ефросинии Суздальской, и почти каждый из них имеет своеобразные по иконографии изображения.
В ресурсе представлен список Жития Ефросинии Суздальской по лицевой рукописи второй половины XVII в. Иллюстративный цикл Жития содержит 57 миниатюр, наиболее выразительны сюжеты, связанные с монголо-татарским нашествием, и основанная на народной легенде сцена гибели хана Батыя от меча венгерского короля. Рукопись поступила в Публичную библиотеку в 1932 г. в составе собрания Общества любителей древней письменности.

Литература: 1) Житие и жизнь благоверныя великия княжны Евфросинии Суздальской. Списано иноком Григорием / Изд. ОЛДП. СПб., 1888 (ПДП. № 91). - Изд. по рукописи XVIII в.
2) Дмитриева Р. П. Григорий // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып 2. Вторая половина XIV - XVI в. Ч. 1. Л., 1988. С. 169-172.
3) Дмитриева Р. П. Варлаам // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып 2. Вторая половина XIV - XVI в. Ч. 1. Л., 1988. С. 105-107.
4) Клосс Б. М., Маштафаров А. В., Басова М. В. Ефросиния // Православная энциклопедия. Т. XVII. М., 2008. С. 517-526.


ОЛДП F.233
Описание рукописи

Посмотреть
Повествование Лицевого летописного свода о деяниях князей Александра Невского и Михаила Черниговского.
О произведении

Повествование Лицевого летописного свода о деяниях князей Александра Невского и Михаила Черниговского

Лицевой летописный свод - самое значительное иллюстрированное летописно-хронографическое произведение средневековой Руси. Создано оно во времена Ивана Грозного и является одним из важнейших идеологических памятников эпохи образования и укрепления русского централизованного государства. Повествование об истории человечества от Сотворения мира до конца 60-х гг. XVI в. подчинено идее прославления и утверждения самодержавной власти царствующей династии. Замысел иллюстрированной компиляции, связанный с актом венчания Ивана Грозного на царство, состоял в представлении абсолютистского Московского государства в качестве наследника древних монархий и оплота православия. Лицевой летописный свод содержит около 10000 листов с текстом, проиллюстрированным миниатюрами, число которых превышает 16000. Первоначально рукопись хранилась без переплета, в листах, в собственной библиотеке государей. Во второй половине XVII в. Лицевой летописный свод был разрознен и дошел до нас в десяти громадных томах, находящихся ныне в разных хранилищах России. Эти части Лицевого свода имеют каждая свою историю и сложившиеся в научной традиции названия, образованные (чаще всего) от имени последнего владельца. Хранящийся в Российской национальной библиотеке Лаптевский том Лицевого летописного свода насчитывает 1005 листов, 1951 миниатюру. Том содержит изложение русской истории XII-XIII вв. В ресурсе опубликованы два фрагмента рукописи (о походе Ольговичей 1185 г. и о событиях 1240-х гг.), дающие представление о характере повествования и системе иллюстрирования текста.
Под датами 1240-1246 помещено повествование о деяниях двух русских князей: Александра Невского и Михаила Черниговского. Оба князя канонизированы церковью, посвященные им агиографические произведения появились в XIII веке, задолго до создания Лицевого летописного свода. Житие Александра Невского имеет в древнерусской рукописной традиции более десяти редакций. Самый старший список Первоначальной редакции читается в Лаврентьевской летописи. Эта редакция была составлена во владимирском Рождественском монастыре, где до 1724 г. находилось погребение Александра, умершего в 1263 г. в Городце на пути из Орды. Житие рисует идеальный образ князя - мудрого правителя и героя-полководца, включает воинские предания о подвигах дружинников князя. Житие Михаила Черниговского представляет другой тип княжеской святости. Убитый в 1246 г. в Орде по приказанию Батыя князь прославляется как мученик за христианскую веру. Церковное почитание князя установила его дочь, ростовская княгиня Марья, при жизни которой (она умерла в 1271 г.) и создано первое Житие Михаила Черниговского и пострадавшего вместе с ним боярина Федора. Для Лицевого летописного свода была составлена особая редакция этих двух весьма распространенных в древнерусской книжности житий. Компилятивный текст основан на трех источниках - Никоновской летописи, Степенной книги и Воскресенской летописи. Тексты этих источников не просто цитируются, но искусно перерабатываются, так что «соединение» фрагментов часто делается буквально на полуфразе.

Литература: 1) Клосс Б. М. Летописный свод Лицевой // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV - XVI в.). Ч. 2. Л., 1989. С. 30-32.
2) Охотникова В. И. Повесть о житии Александра Невского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1 (XI - первая половина XIV в.). Л., 1987. С. 354-363.
3) Дмитриев Л. А. Сказание о убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Феодора // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 1 (XI - первая половина XIV в.). Л., 1987. С. 412-416.


F.IV.233
Описание рукописи

Посмотреть
Повествование Лицевого летописного свода о походе князя Игоря Святославича против половцев 1185 г.
О произведении

Повествование Лицевого летописного свода о походе князя Игоря Святославича против половцев 1185 г.

Лицевой летописный свод - самое значительное иллюстрированное летописно-хронографическое произведение средневековой Руси. Создано оно во времена Ивана Грозного и является одним из важнейших идеологических памятников эпохи образования и укрепления русского централизованного государства. Повествование об истории человечества от Сотворения мира до конца 60-х гг. XVI в. подчинено идее прославления и утверждения самодержавной власти царствующей династии. Замысел иллюстрированной компиляции, связанный с актом венчания Ивана Грозного на царство, состоял в представлении абсолютистского Московского государства в качестве наследника древних монархий и оплота православия. Лицевой летописный свод содержит около 10000 листов с текстом, проиллюстрированным миниатюрами, число которых превышает 16000. Первоначально рукопись хранилась без переплета, в листах, в собственной библиотеке государей. Во второй половине XVII в. Лицевой летописный свод был разрознен и дошел до нас в десяти громадных томах, находящихся ныне в разных хранилищах России. Эти части Лицевого свода имеют каждая свою историю и сложившиеся в научной традиции названия, образованные (чаще всего) от имени последнего владельца. Хранящийся в Российской национальной библиотеке Лаптевский том Лицевого летописного свода насчитывает 1005 листов, 1951 миниатюру. Том содержит изложение русской истории XII-XIII вв. В ресурсе опубликованы два фрагмента рукописи (о походе Ольговичей и о деяниях князей Александра Невского и Михаила Черниговского), дающие представление о характере повествования и системе иллюстрирования текста.
Повествование о событиях 1185-1186 гг. включает рассказ о походе князя Игоря в половецкую степь. Это событие известно нам со школьной скамьи по знаменитому «Слову о полку Игореве», воспевающему доблесть русских воинов. Однако рассказ Лицевого свода, основанный на компиляции сведений Никоновской и Воскресенской летописей, дает этому событию совершенно противоположную - критическую - оценку. Князья Ольговичи, подвигнутые честолюбием и жаждой наживы, предприняли самонадеянный поход, поражение в котором принесло гибель дружине и спровоцировало набег половцев на русские города в приграничных землях по реке Суле. Выстоял только Переяславль (Южный) благодаря решимости князя Владимира Глебовича и поддержке горожан. Побег Игоря из плена привел к ужесточению условий оставшихся в половецком плену людей. Если «Слово о полку Игореве» напоминает дружинную песнь, славящую князя, то рассказ Лицевого свода дидактичен, дает пример того, к чему приводит пренебрежение общерусскими интересами ради удовлетворения своего тщеславия и корысти. Вслед за текстом, «осуждают» героя и миниатюры. Так, например, князь Игорь, бегущий из плена, изображен пешим и безбородым - в соответствии с оценкой поступка, не достойного князя. А рассказ о солнечном затмении, окрашивающий «Слово о полку Игореве» трагическими тонами и подчеркивающий отчаянный героизм русских князей, в Лицевом своде отделен от повествования о походе Ольговичей и не играет в нем никакой роли.
Представленные части Лаптевского тома по характеру повествования приближаются к повестям и являются заметными отступлениями от последовательно-хронологического изложения Летописного свода, превращая его не только в историческую энциклопедию, но и в литературную антологию.

Литература: 1) Клосс Б. М. Летописный свод лицевой // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV - XVI в.). Ч. 2. Л., 1989. С. 30-32.
2) Морозов В. В. Лицевой летописный свод о походе Игоря Святославича // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. XXXVIII. Взаимодействие древнерусской литературы и изобразительного искусства. Л., 1985. С. 520-536.


F.IV.233
Описание рукописи

Посмотреть
Повесть о Петре и Февронии Муромских.
О произведении

Повесть о Петре и Февронии Муромских

В отличие от большинства произведений древнерусской литературы, имя автора «Повести о Петре и Февронии» не только известно, но и сохранился уникальный автограф писателя. Его имя - Ермолай, в монашестве Еразм. Жил он в XVI в.: был священником в Пскове, затем протопопом собора Спаса на Бору в Москве, в начале 60-х гг. XVI в. принял монашеский постриг. Литературное наследие Ермолая-Еразма составляют произведения разных жанров - от богословского трактата («Книга о Троице») и проекта социально-экономических реформ («Правительница») до сюжетной повести. Во время правления Ивана Грозного самобытный писатель отражал в своих произведениях социально-политические воззрения, близкие идеям западноевропейских гуманистов. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» - наиболее известное произведение Ермолая-Еразма. Высокие идеи гуманности, милосердия, прощения и христианской любви сочетаются в этой повести с совершенством художественного воплощения: мастерством разработки сюжета, цельностью композиции, поэтичностью образов главных героев, удивительными находками автора в передаче деталей. Сюжетные мотивы произведения, повествующего о вечной любви, составляют параллель к известному средневековому рыцарскому роману «Тристан и Изольда». Но Ермолай-Еразм вряд ли был знаком с этим романом. Основой для писателя послужили устные муромские легенды о любви князя и крестьянки, в образе которой выразились народные представления о благородстве, мудрости и чистоте. Исследователи неоднократно сравнивали Февронию со сказочной мудрой девой - в целом ряде сюжетных деталей повести угадываются сказочные мотивы. В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в составе Соловецкого собрания хранится авторский сборник Ермолая-Еразма - основной комплекс созданных им произведений переписан им самим. Наличие такого первоисточника - это чрезвычайно редкое явление для древнерусской книжности. В сборнике читаются те самые приписки Ермолая-Еразма, из которых становятся известны скудные факты его биографии. В ресурсе «Повесть о Петре и Февронии Муромских» представлена по авторскому списку, а также по лицевой рукописи XVII века. Это позволяет заметить изменения в тексте при «приспособлении» его для иллюстрирования и проследить способы работы миниатюриста. Он старается не упустить ни одной детали повествования, и мы видим Февронию в крестьянской избе с резвящимся у ее ног зайцем, наблюдаем, как слуга топит баню для князя Петра, присутствуем при разговоре Февронии с неким человеком, который по ее совету черпает воду из реки, являемся свидетелями того, как Феврония вышивает последнюю свою пелену… Представленная лицевая рукопись также имеет на своих листах множество записей. Но сделаны они, конечно, не автором текста и не писцом. Это позднейшие записи владельцев рукописи: в XVIII веке книга принадлежала купеческой семье Дьяконовых в Казани. Купец Петр Васильевич Дьяконов благословил этой книгой своего сына Семена Петровича, который записывал в ней на свободных местах некоторых листов даты и основные сведения о самых важных событиях в семье - браках, рождении и крещении детей и пр. В Библиотеку рукопись поступила в 1907 г.

Литература: 1) Сочинения Ермолая-Еразма / Подготовка текста и комментарии Р.П. Дмитриевой, перевод А.А. Алексеева и Л.А. Дмитриева // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 9 (Конец XV - первая половина XVI века). С. 452-485, 561-564.
2) Дмитриева Р.П. Ермолай-Еразм // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (Вторая половина XIV-XVI в.). Ч. 1. Л., 1988. С 220-225.


F.I.879
Описание рукописи
Сол. 287/307
Описание рукописи

Посмотреть

Посмотреть
наверх