Источники поступления нотных даров в Российскую национальную библиотеку

Значительная часть рукописей, подаренных русским императорам, первоначально была собрана в Эрмитажных библиотеках — русской и иностранной. На форзацах переплетов сохранились экслибрисы этих библиотек. Кроме того, некоторые рукописи, по-видимому, считавшиеся особенно ценными, были «одеты» в так называемый «придворный» тип переплета из красного сафьяна с золотым бордюрным тиснением и обрезом, тонированным золотом.

В течение 1852–1862 гг. рукописные материалы Эрмитажа передавались в Императорскую Публичную библиотеку. Здесь они систематизировались по формату, а также по языковому признаку. Следствием такой систематизации стало распределение нотных рукописей по разным фондам (Основное собрание русской книги, отдельные собрания английских, итальянских, немецких, польских, французских рукописей и т. д.). В результате коллекция, собранная в Эрмитаже распалась. Ноты, преподнесенные императорам, оказались рассредоточенными. Даже в одном фонде, например, в Основном собрании русской книги, эрмитажные экземпляры перемежаются с материалами другой коллекции — графов Строгановых и с единичными музыкальными поступлениями, среди которых также есть музыкальные дары, преподнесенные императорской семье. Эти рукописи, по-видимому, в Эрмитажные книгохранилища уже не поступали и отдавались в Императорскую публичную библиотеку едва ли не сразу после получения их царственными особами. Например, «Концертная увертюра» французского музыканта Луи Штейнграбера, посвященная 25-летнему юбилею бракосочетания императора Александра II и императрицы Марии Александровны, который праздновался в апреле 1866 г., в том же году оказалась в Публичной библиотеке. То же можно сказать и о передаче в библиотеку целого ряда других рукописей, вскоре после их вручения императорам.

Другими источниками поступления в Императорскую Публичную библиотеку нотных подношений стали библиотека и архив Придворного оркестра. По-видимому, не все рукописи, подаренные императорам, попадали в библиотеку оркестра. Сначала они подвергались экспертизе, о чем свидетельствуют записи на титульных листах. Согласно этим записям, ноты сначала собирались в Канцелярии Министерства императорского двора, затем составлялось заключение о «музыкальных достоинствах» произведений, и лишь после этого они «препровождались на хранение» в библиотеку Придворного оркестра. Следовательно, туда направлялись только те сочинения, которые «музыкальными достоинствами» обладали.

Если же качество музыки экспертов не удовлетворяло, но художественное оформление рукописей оказывалось весьма привлекательным, их отправляли не в библиотеку, а в архив. Так, на одной из них, заключающей в себе Коронационный марш «Урал и Кавказ», написанный тенором Королевской румынской оперы Г. Василиу, есть запись: «Довольно ничтожное соч[инение] с ошибками». При этом оформлена она роскошно. Нотные листы с золотой орнаментированной печатной рамкой вложены в картонную папку, обтянутую бирюзовым шелком с золотым тиснением. На верхней крышке вытиснено посвящение императору. Внутренняя сторона папки покрыта белым муаровым шелком, а к верхней крышке приклеен фотопортрет музыканта в орнаментированной золоченой рамке и его визитная карточка. Вероятно, такое неординарное оформление и стало основанием для архивного сохранения рукописи.


В 1939 г. рукописи Оркестра, который к тому времени уже именовался Государственной филармонией, поступили в Государственную Публичную библиотеку им. М. Е. Салтыкова-Щедрина — ныне Российскую национальную библиотеку.

© Российская национальная библиотека, 2013
webmaster@nlr.ru