РНБ Виртуальные выставки

Древнеегипетские папирусы в Российской национальной библиотеке: к 200-летию научной египтологии

Папирусы Д.-В. Денона. 1827 г.

Доминик-Виван Денон (1747–1825) – гравер, рисовальщик, писатель и дипломат, был секретарем французского посольства в Петербурге при Екатерине II, позднее занимал пост главного директора императорских музеев Франции, по поручению Александра I приобретал картины и другие предметы искусства для Эрмитажа, но после реставрации династии Бурбонов потерял свои должности.

Денон был участником Египетского похода Наполеона Бонапарта в 1798–1801 гг. Как кажется, именно Денону пришла мысль, что египтяне обладали книгами еще во времена фараонов. Увидев настенное изображение пишущего жреца, он заключил: «Значит у египтян были книги». «Я не мог удержаться, чтобы не польстить себе тем, что я первый сделал такое важное открытие, но был в еще большем восторге, когда … получил еще одно подтверждение своего открытия, став обладателем манускрипта, найденного мною в руке прекрасной мумии...» – пишет Денон в своем «Путешествии в Нижний и Верхний Египет во время кампаний генерала Бонапарта», в главе «Новое описание храма в Мединат Абу. – Находка египетского манускрипта».

И еще о нем: «Я чувствовал, что побледнел от волнения; я уже готов был распечь тех, кто, несмотря на мои настоятельные просьбы, нарушил целостность мумии, как вдруг разглядел в ее правой руке, а также под левой рукой папирусный свиток, которого я, быть может, никогда бы не увидел, не потревожь они мумию; мой голос изменил мне; я благословил жадность арабов, а превыше всего – случай, который уготовил мне эту счастливую находку; я не знал, что мне делать с моим сокровищем, и очень боялся, как бы не повредить его; я не осмеливался притронуться к этой книге – древнейшей из известных доныне книг; я не решался ни доверить ее кому-нибудь, ни положить ее где-нибудь; всей ваты из моего стеганого одеяла, казалось мне, было мало для того, чтобы сделать для нее достаточно мягкую упаковку».

Далее Денон рассуждает о содержании: «Не излагалась ли в рукописи история этого человека? Не рассказывалось ли в ней о его времени? Может быть, в ней было описано царствование властителя, при котором ему довелось жить? Или в свитке содержались теологические догмы, молитвы, описание какого-нибудь открытия? Забыв о том, что содержание книг известно мне не более, чем язык, на котором они написаны, я на мгновение вообразил, что держу в своих руках компендий египетской литературы...».

Но все же Денон угадал, словно прочел написанные на обороте свитка надпись из десяти иероглифических знаков: «Та меджат Амдуат» –– «Книга Амдуат» («Книга того, что в ином мире»).. Эти иероглифы он поместил и на гравюре, справа от воспроизведения лицевой стороны свитка. Помимо этого Денон получил от «гражданина Амелена» другой свиток, происхождение которого осталось ему неизвестным. Был у Денона еще один свиток, больший по размеру. Со времени публикации свитки стали называть «Папирусы Денона», но следы их были утрачены. Осталось неизвестным, что минимум два из них попали к Бернардино Дроветти (1776–1852) и что он послал их в Россию.

Уроженец Пьемонта, живший в Турине, Дроветти служил во французской армии во время итальянских кампаний и последовал за Бонапартом в Египет, а в 1803 г. был назначен консулом. В 1814 г. с падением императора Наполеона Дроветти потерял свою должность, но в 1820 г. вновь был отправлен консулом в Египет. Помимо дипломатических обязанностей Дроветти весьма активно занимался собирательской деятельностью. В 1824 г. он решил продать свою обширную коллекцию (5000 предметов), но потребовал за нее столь крупную сумму, что, ни король Франции Людовик XVIII, ни российский император Александр I не сочли возможным ее купить. (Российской казной в 1825 г. было оплачено большое собрание древностей Карло-Оттавио Кастильоне для Египетского музея при Кунсткамере; в дальнейшем оно поступило в Эрмитаж.) Коллекцию Дроветти приобрел Карл-Феликс, король Сардинии, буферного государства между Францией и Италией. Тогда же в Турине им был создан Египетский музей, являющийся ныне вторым в мире по количеству египетских древностей после Каирского музея.

Тем временем Дроветти составил второе собрание, которое также вознамерился продать и, чтобы привлечь покупателей, в 1827 г. он подарил королю Франции Карлу X огромный гранитный наос фараона Амасиса, Лувру подарил ювелирные украшения от Мухаммеда Али, а российскому императору – два папирусных свитка. Николай I, как и его предшественник, отказался от покупки собрания египетских древностей, которое, к радости Шампольона, приобрел для Лувра французский король Карл X.

Древнеегипетские папирусы Николай I распорядился передать в Императорскую Публичную библиотеку, и этому есть документальное подтверждение –– дело, хранящееся в Российском государственном историческом архиве.

Первый папирус Денона

«Книга мертвых Осоркона» –– свиток жреца Амона-Ра, Осоркона, сына верховного жреца Амона, Шешонка. Имя жреца совпадает с царским именем Осоркон. Осорконы I–IV правили в эпоху XXII–XXIII династий (ок. 945–715 гг. до н.э.) Третьего переходного периода. Имя Шешонк в это же время также было распространено и среди царей, и среди жителей страны.

Жрец Осоркон в одеянии из шкуры пантеры изображен на рисунке справа. Он подносит чашу с проросшей полбой сидящему на троне богу Ра-Хор-Ахти с головой сокола. Над головой бога солнечный диск, на теле – покров мумии, к груди прижаты крючкообразный скипетр и бич – эмблемы царской власти. Между жрецом и богом расположен жертвенник с хлебами и двумя лотосами. Над рисунком выписано «Божественное слово главы богов», изреченное богом Ра-Хор-Ахти, и его заклинание, в котором упомянуто имя жреца Осоркона, сына верховного жреца Амона, Шешонка.

Иератический текст содержит изречения – главы из Книги Мертвых, – обеспечивающие загробное благополучие умершего. Две из трех глав посвящены сердцу: поскольку, по представлению египтян, оно будет взвешено на весах, на второй чаше которых находится статуэтка богини правды Маат, в тридцатой главе Книги Мертвых умерший просит свое сердце не свидетельствовать против него в суде, то есть не быть тяжелее Маат. Далее следуют заклинание из 29-й главы, отгоняющее «приходящего похитить сердце». В последней части заключен произносимый Осорконом гимн зашедшему за горизонт солнцу, отождествленному с умершим царем Осирисом (вариант гимна 180-й главы).

Изучая опубликованные Д.-В. Деноном в 1802 г. в атласе-приложении к путешествию в Египет папирусы, Ж.-Ф. Шампольон обратил внимание на имена Осоркона и Шешонка и перевел их иератическое написание в иероглифы. Далее он пришел к выводу о тождестве систем иероглифического и иератического письма, и, сопоставив имена Осоркона и Шешонка из папирусов Денона с обнаруженными в других древнеегипетских текстах, как иероглифических, так и иератических, заметил, что эти имена часто встречаются равным образом у дедов и внуков, что говорит о распространенности такого семейного обычая.

Первый папирус Денона (Др.-егип. пап. 1)
Denon V. Planches du Voyage dans la Basse et la Haute Égypte. Paris, 1802.  Pl. 138

Второй папирус Денона

«Книга Амдуат» Осоркона –– свиток жреца Амона-Ра, Осоркона, сына верховного жреца Шешонка и внука Осоркона I (ок. 924–889 до н. э.). Имя фараона помещено в картуш и сопровождается словами «одаренный жизнью, подобно Ра, вечно», которые дают основание полагать, что Осоркон I был еще жив, когда умер его внук-тезка.

На оборотной стороне слева приведено заглавие: «Книга Амдуат». Между тем на свитке представлена композиция, составленная из различных фрагментов этой книги, которая в полном объеме имеет 12 частей по числу ночных часов пути плавания солнца от заката до восхода. Рисунки на свитке относятся к последнему часу нахождения в ином мире, накануне рассвета.

В средней полосе, чуть левее от центра изображена ладья с ночной формой бога Солнца –– Иуф-Ра (с головой барана), над которым сверху изогнулся змей времени Мехен, на носу ладьи жук-хепри, символ утреннего солнца. Ладью за канат тянут восемь человек в сторону горизонта. По восемь фигур в нижнем и верхнем рядах воздетыми руками приветствуют восходящее солнце, которое олицетворяет хепри, «выдуваемый» богом ветра Шу. На его руке под углом лежит мумия с бутоном лотоса и конусообразным сосудом на голове. Она олицетворяет тело Осириса, бога бессмертия, с которым отождествлен покойный жрец. Как и Осирис, он остается в ином мире во время восхода. 

Помимо основного сюжета в верхнем ряду слева изображен бог Гор (с головой сокола), смотрящий на «четыре озера» и на четыре лежащие фигуры, что, вероятно, служит призывом бога утонувшим выйти из вод, пользуясь силой выходящего из преисподней солнца. В левой части среднего ряда изображены бог Тот (с головой обезьяны), бог Анубис в образе шакала и мумия умершего, над которой изображены душа в виде птицы с человеческой головой, опахало, олицетворяющее близкое душе понятие «тень», а также иероглифы, означающее запад, что соответствует царству умерших. В нижнем ряду можно видеть ладью с телом умершего Осириса и стоящими фигурами его супруги Исиды и сестры Нефтиды. Сидящие на змеях львиноголовые богини, извергая пламя из своих уст, уничтожают врагов света и расчищают путь ладье.

В тексте жреца Осоркона именуют Осирисом и характеризуют положительными эпитетами. За ними следуют обычные формулы и заклинание, дающее возможность душе Осоркона видеть солнце и сопровождать Осириса.