Книга из «Кабинета Фауста»

500 лет с начала издания Франциском Скориной книг Библии:
раскрашенные экземпляры из Кабинета Фауста

Белорусское книгопечатание началось с издания Франциском Скориной Псалтири осенью 1517 г. в столице Чехии – Праге. Первопечатник работал с нарастающим темпом: 1517 г. — 4 издания книг Старого Завета, 1518 г. — 8 книг, 1519 г. — 11. Всего отдельными выпусками – каждый со своим титульным листом и особой пагинацией – были изданы 23 ветхозаветные книги. Все они ныне — величайшая библиографическая редкость. Не сохранилось ни одного «издательского» переплёта скорининских книг. Собранные в “Кабинете Фауста” экземпляры Пражской Библии имеют переплёты с вензелем “ИПБ” (Императорская Публичная библиотека); эти конволюты — творческая реконструкция библиотекарей 19 века.

Предшественник-современник

В появлении в Белоруссии Книги Книг Франциск Скорина не был пионером.

За десять лет до выхода в Праге первой печатной книги Скорины закончил списание свода книг Старого и Нового Заветов писец русской канцелярии Великого Княжества Литовского Матвей Иоаннович или Матвей Десятый (прозвище «Десятый» он получил за то, что был 10-м ребёнком в семье своих родителей).

Работу Матвей Иоаннович начал в столичной Вильне в 1502 году, получив от непосредственного начальника – писаря Фёдора – освобождение от государственной службы. Возможно, он трудился для создания подарка королеве Польши и великой княгине литовской Елене, жене короля Александра Ягеллончика. Соответственно ранга предполагаемого получателя подношения было исполнение: Матвей писал на больших in folio листах качественной немецкой бумаги, великолепным каллиграфическим почерком, украшая инициалы и заставки многоцветным орнаментом византийского стиля. В середине кодекса (перед текстом Псалтири) поместил трёхчастную миниатюру с изображением библейских сюжетов. Некоторые тексты Нового Завета Матвей Десятый переписал чернилами разных цветов: для слов и поучений Иисуса Христа и для цитат из Ветхого Завета использовал золото, голубые чернила – для ремарок, вводящих прямую речь. Участвовавший в работе над кодексом второй (анонимный, выявлен по почерку) писец выделял ирмосы пасхальных канонов синими чернилами, а в тех случаях, когда есть два ирмоса – синими и зелёными.1 Таким образом, первый в ВКЛ рукописный свод библейских книг был великолепно – и многокрасочно – оформлен.

Знал ли Скорина о труде Матвея Десятого?

После смерти в 1506 году короля Александра Ягеллончика, незаконченный королевский подарок перестал быть актуальным. Однако Матвей Иоаннович дело не бросил. Из столицы он переместился в Супрасльский (в 50 километрах от Гродно) монастырь, где и закончил работу. А на последнем листе рукописи поместил подробную автобиографию, названную «О написавшем книги сея» — эта пространная приписка появилась, вероятно, от знания, что книга не станет подарком «на верх». Когда Матвей Десятый закончил свой труд, путешествующие монахи и паломники разнесли слух о прекрасном списке Библейских книг по городам и весям, по дворам (имениям шляхты), монастырям и канцеляриям, где жили и работали большинство грамотного населения Великого Княжества Литовского.

Полоцк в начале 16 века имел около 10 тысяч жителей. Большинство горожан были знакомы друг с другом, а состоятельных людей (к ним относился и торговец Скорина), хорошо знал весь город. Все знали настоятелей монастырей (одного католического и четырёх православных) — ведь грамоту учили в монастырских школах.

Два пергаменных Евангелия, ныне хранящихся в собрании Отдела рукописей РНБ, происходят из Полоцкого монастыря Иоанна Предтечи на острове. В наше время острова на Двине уже нет, он соединился с левым берегом. Одна из вкладных записей (начала 16 века) повторена в обеих книгах – описание пожертвования буквально, а в списке присутствовавших свидетелей есть отличия, в частности при упоминании игумена. В одном случае сказано: «А при том месте были добрые люди игумен светого Ивана Евфимеи с братьею», а в другой приписке – «…при том месте были добрые люди игумен светого Ивана Евфимей Торопка с братиею…». Торопка – значит из Торопца, крайнего на восточном пограничье города Великого Княжества Литовского. Работавший в Вильне–Супрасле книгописей Матвей Десятый также происходит из Торопца. В своей автобиографической записи он подтверждает с гордостью: один из его братьев, Евфимий, стал игуменом Предтеченского монастыря в Полоцке, сестра – игуменьей Предтеченского монастыря в Торопце, брат Никифор – монахом новгородского Хутынского монастыря2. Не могли в такой ситуации в Полоцке не знать о чудесной книге, над которой пять лет работал брат Предтеченского игумена; наверное знал и Франциск Скорина и отцы-бернардинцы (монастырь с костёлом св. Франциска основан в 1498 г.) у которых он учился. Как знали и то, что познакомиться, прочесть эту книгу никто в Полоцке не сможет.

Книгописец Матвей Иоаннович (Матвей Десятый).
Книги Ветхого Завета.Вильно–Супрасль, 1502–1507 гг.
Санкт-Петербург, Библиотека Академии Наук. Страница рукописи.
Закрыть окно
Книгописец Матвей Иоаннович (Матвей Десятый).
Книги Ветхого Завета. Вильно–Супрасль, 1502–1507 гг.
Санкт-Петербург, Библиотека Академии Наук.
Страница рукописи.
Закрыть окно
Нікалаеў Н.В. Рукапісная кніга на Беларусі ў часы Скарыны
// Спадчына Скарыны. Зборнік матэрыялаў
Першых Скарынаўскіх чытанняў (1986).
Мінск, 1989. С. 50–55.