Ленинград  в годы Великой Отечественной войны

Наталия Михайловна Дудинская

Наталия Михайловна Дудинская (1912–2003), балерина, ученица Агриппины Яковлевны Вагановой, впоследствии – педагог-репетитор. Подробнее...

Два месяца спустя после начала войны, 19 августа 1941 г., Ленинградский театр оперы и балета им. С. М. Кирова эвакуировался в Молотов (ныне Пермь).
В огромном эшелоне, состоявшем из 19 вагонов, ехали артисты труппы и музыканты оркестра с семьями.
29-летняя прима-балерина Наталия Дудинская уехала вместе с театром. В Молотове она продолжала вести интенсивную творческую деятельность: танцевала в репертуарных спектаклях, репетировала новые роли, много выступала с шефскими концертами. В 1943 г., вопреки нежеланию руководства театра, ей несколько раз удалось выступить в блокадном Ленинграде. 9 и 11 августа 1943 г., вместе с Ф. И. Балабиной и К. М. Сергеевым, она участвовала в концертах на сцене Большого зала филармонии. Выступления прошли с аншлагом. В переполненном зале Дудинская и Сергеев исполнили дуэты из балетов «Щелкунчик» и «Дон-Кихот», сольные номера. Оба вечера завершались дуэтом из балета-фантазии «Жар-птица и Иван-царевич» на музыку А. Н. Скрябина. 13 августа 1943 г. во Дворце искусств им. К. С. Станиславского на Невском проспекте состоялась творческая встреча с артистами. Историк балета Мариэтта Франгопуло в своих воспоминаниях записала впечатления Константина Сергеева об этой поездке в Ленинград: «Каждый день мы точно впервые знакомились с этим знакомым городом… Ленинград мы всегда любили, но, когда потеряли, еще больше полюбили его» (См.: Франгопуло М. Годы мира, годы войны // Константин Сергеев. Сб. ст. М., 1978. С. 169).
В блокаду многие жили памятью о спектаклях с участием Дудинской. Почитатели ее таланта, ленинградские знакомые балерины посылали ей в Молотов письма, полные восхищения и благодарности. В этих письмах сохранились достоверные свидетельства о культурной жизни осажденного города.

В архиве Дудинской отложилось также несколько писем А. Я. Вагановой, отправленных ею из Ленинграда осенью 1941 г. – зимой 1942 г. Все они проникнуты чрезвычайной сердечностью. «…Дорогая моя Девочка, – писала Ваганова своей ученице 26 февраля 1942 г., – бесценное золотое твое сердечко сказалось и на этот раз. Я плакала, читая твое нежное письмо».
Более четверти века этих людей связывали необычайно близкие, почти родственные отношения. Дудинская называла Ваганову своей второй матерью. В сценической, а затем в педагогической практике, балерина последовательно претворяла в жизнь каноны классического танца, сформулированные Вагановой. В мемуарном очерке «Незабываемые уроки» она писала: «Единый стиль, единый почерк танца, проявляющийся ярче всего в гармоничной пластике и выразительности рук, в послушной гибкости и в то же время стальном апломбе корпуса, в благородной и естественной посадке головы – это и есть отличительные черты “школы Вагановой”» (см.: Агриппина Яковлевна Ваганова: Статьи. Воспоминания. Материалы. М.; Л., 1958. С. 191).

В 1937 г., когда Ваганову сняли с должности художественного руководителя балета Кировского театра, вся труппа выступила против нее, и только Дудинская, в которой уже тогда проявился сильный, независимый характер, проголосовала против такого решения.
В августе 1941 г. Ваганова сама отказалась от эвакуации. Она ждала возвращения из командировки в Ленинград сына и его жены, а, кроме того, никто не предполагал, чем может обернуться подобное решение. «Сейчас я здорова, – писала она Дудинской 8 сентября 1941 г., – но болела гриппом, и состояние здоровья таково, что ехать не смогла бы, хотя есть наметки отправить целый ряд почтен<ных> и знатн<ных> стариков (в число их и я попала) в д<оме>/ о<тдыха> «Нальчик» <…> но пока о назначении и поездке нет сведений из Москвы. Хотя и переживаем неприятные минуты, но в общем живем прилично, и пока дети со мной, я дышу легко» (ОР РНБ, ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 441, л. 2).

После установления блокады выехать из Ленинграда было очень сложно.
В первую блокадную зиму Ваганова перенесла тяжелейший плеврит. От смерти ее спасло только пребывание в стационаре, устроенном в гостинице «Астория». Только благодаря хлопотам Дудинской? 1 апреля 1942 г. Ваганова все же смогла эвакуироваться в Молотов. Вместе с нею в автобусе по «Дороге жизни» ехало семь человек, в том числе и другая ее ученица, солистка Кировского театра Алла Шелест.
Вскоре по приезде Ваганова смогла приступить к работе в хореографическом училище, эвакуированным вместе с театром. В те годы в нем учились Ирина Колпакова, Юрий Григорович, Нинель Кургапкина, Николай Боярчиков и другие будущие признанные мастера отечественного балета. В 1943 г. Ваганову вызвали в Москву, где ей было присвоено звание профессора хореографии. В 1943–1944 гг. Агриппина Яковлевна недолгое время давала уроки начинающим балеринам в Большом театре. В их число попала и Майя Плисецкая, которая позже называла Ваганову «Микеланджело в балете». Затем она на короткое время снова оказалась в Молотове.
После снятия блокады, весной 1944 г., Дудинская и Ваганова вернулись в Ленинград. Незадолго до их отъезда, 1 апреля 1944 г., скончалась Н. А. Дудинская-Тальори.

Предыдущая | Следующая

«Проект парка-памятника героической обороне Ленинграда: Дипломная работа студента М. Б. Ваксера». 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 12, л. 13.

Из записной книжки М. Б. Ваксера с дневниковыми записями, зарисовками и набросками рисунков для окон ТАСС. 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 8, л. 9 об., 10, 81.

«Сказка про птаха». Обложка. 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 32, л. 1.

«Сказка про птаха».
Первая страница. 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 32, л. 2.

Иллюстрации к сказке «Ланс и красавица».
1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 31, л. 2.

Пропуск на право прохода по Ленинграду в ночное время. 14 декабря 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 2, л. 2.

Пропуск на право прохода по Ленинграду в ночное время. 14 декабря 1941 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 2, л. 2 об.

Справка, выданная Борису Львовичу Ваксеру о смерти его сына. Февраль 1942 г.
Ф. 1476 (Ваксер М. Б.), № 4, л. 1.

Наталия Михайловна Дудинская. [1930-е гг.].

Наталия Михайловна Дудинская. [1950-е гг.].

Н. М. Дудинская и К. М. Сергеев в балете «Жизель». [1940-е гг.].

Н. М. Дудинская в партии Авроры из балета «Спящая красавица». 1952 г.

Из письма А. Я. Вагановой Н. М. Дудинской из блокадного Ленинграда. 26 февраля 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 441, л. 13.

Из письма А. Я. Вагановой Н. М. Дудинской из блокадного Ленинграда. 26 февраля 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 441, л. 13 об.

Конверт письма А. Я. Вагановой от 26 февраля 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 441, л. 12.

Письмо Елены Алексеевны Юдиной Константину Михайловичу Сергееву. Начало.
12 сентября 1941 г.

Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 263, л. 17.

Юдина Елена Алексеевна, пианистка, сестра Михаила Алексеевича Юдина (1893–1948), композитора, пианиста, ученика А. М. Житомирского; профессора Ленинградской, после 1945 г. – Казанской консерватории.

Письмо Елены Алексеевны Юдиной Константину Михайловичу Сергееву. Окончание.
12 сентября 1941 г.

Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 263, л. 17 об. и 18

Из письма Евгения Муравьева своему педагогу Наталии Александровне Дудинской. Начало.
21 сент. 1941 г.

Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 534, л. 1.

Из письма Евгения Муравьева Н. А. Дудинской. Продолжение.
21 сент. 1941 г.

Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 534, л. 1 об.

Письмо Наталии Михайловне Дудинской от Веры Серковой, дочери портнихи Анны Николаевны Серковой. Начало. 23 дек. 1941 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 311, л. 1.

Письмо Наталии Михайловне Дудинской от Веры Серковой, дочери портнихи Анны Николаевны Серковой. Окончание. 23 дек. 1941 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 311, л. 1 об.–2.

Из письма Евгения Муравьева Наталии Михайловне Дудинской. 29 мая 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 277, л. 3 об.

Из письма Н. М. Дудинской от И. Тимофеевой, поклонницы ее творчества. 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 32, л. 1–1об.

Из письма Н. М. Дудинской от И. Тимофеевой, поклонницы ее творчества. 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 32, л. 1–1об.

Из письма Алексея Алексеевича Степанова Наталии Михайловне Дудинской. 18 апр. 1942 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 318, л. 1 об.–2.

Из письма журналиста Семена Павловича Зильбермана Наталии Михайловне Дудинской.
30 декабря 1942 г.

Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 227, л. 4 об.–5.

Телеграмма Зильбермана Наталии Михайловне Дудинской. 18 янв. 1943 г.
Ф. 1477, оп. 1, ед. хр. 227, л. 11.

Фронтиспис и титульный лист рукописной книги
Л. К. Чичаговой «Sanctum Sanctorum: Откровение в грозе и буре»: (Наброски).

Октябрь 1941 г. Ленинград.

Экслибрис Л. К. Чичаговой

Посвящение Л. К. Чичаговой сыну Александру
на книге «Sanctum Sanctorum: Откровение
в грозе и буре».
Октябрь 1941 г.

Обложка рукописной книги Л. К. Чичаговой
«Vita Nuova».
Февраль 1942 г. Ленинград.

«Азбука» Саши Гребенщикова.
1942 г. Титульный лист.

Из «Азбуки» Саши Гребенщикова. 1942 г.1942 г.

Из «Азбуки» Саши Гребенщикова. 1942 г.

Из «Азбуки» Саши Гребенщикова. 1942 г.

Дневник Б. В. Казанского.
9 ноября 1941 г. – 5 янв. 1942 г. Ленинград.

Запись 31 декабря 1941 г.
Ф. 1393 (Казанский Б. В.), № 75, л. 24.

Борис Васильевич Казанский. Автопортрет(?).
22 июля 1942 г. Москва.

Ф. 1393 (Казанский Б. В.), № 222, л. 4.

Борис Васильевич Казанский. Автопортрет(?).
25 июля 1942 г. Москва.

Ф. 1393 (Казанский Б. В.), № 222, л. 5.

Борис Васильевич Казанский.
Портретная зарисовка.
16 февраля 1943 г. Москва.

Ф. 1393 (Казанский Б. В.), № 222, л. 1.