Житие преподобного Сергия Радонежского – автограф Пахомия Логофета
English

Светоч Земли Русской

Жизнь преподобного Сергия Радонежского проявляет те нравственные идеалы, на которых воспитывалось не одно поколение наших предков. Нравственное начало всегда было необходимо человеку – в общем смысле нравственность едина во все времена и для всех людей. Поэтому Сергий Радонежский для нас – не только святой покровитель России, но и великий наставник в поисках нашего собственного духовного пути.

Земная жизнь Сергия Радонежского протекала в то время, когда Русь начинала подниматься после разорения и опустошения, причиненного монгольским нашествием. Постепенно восстанавливалось мирное течение жизни, хотя и прерывавшееся жестокими золотоордынскими набегами на русские города (Ахмылова рать – 1322 г., Федорчукова рать – 1328 г.). Во второй четверти XIV в. возникает новое иноческое подвижничество, отличавшееся от того, которое существовало на Руси до золотоордынского ига. В Киевской Руси монастыри были городскими или же располагались в ближайших пригородах. С разорением городов большинство этих монастырей пришло в упадок. Переживание культурно-общественного потрясения эпохи монгольского нашествия влекло иноков к отшельничеству. Они уходили из монастырей в пустыню, в леса, брали на себя труднейший духовный подвиг, погружаясь в созерцательную молитву, и давали пример еще большей отрешенности от мира, чем подвижники киевские.

Новое аскетическое движение пробуждается на Руси в разных местах. В Новгородской земле, не подвергшейся золотоордынскому разорению, монах Сергий пришел на Валаам, а другой монах, Кирилл, основал Челмскую обитель в Каргопольском уезде. Епископ Нижегородский и Суздальский Дионисий – идейный вдохновитель создания знаменитой Лаврентьевской летописи – учредил свой Печерский монастырь. Но наиболее ярким представителем и учителем нового иночества стал преподобный Сергий Радонежский.


Под сенью Святой Троицы

Основным источником биографических сведений о преподобном Сергии Радонежском является «Житие» – один из наиболее известных агиографических памятников, входивших в круг излюбленного чтения на Руси.

Преподобный Сергий (в миру Варфоломей Кириллович) был сыном ростовского боярина Кирилла, который переселился с семьей из разоренного при Иване Калите Ростовского княжества в город Радонеж в Московском княжестве. «Житие» описывает два мистических события, предопределивших покровительство Святой Троицы. Одно произошло еще до рождения святого – в материнской утробе младенец трижды возгласил во время литургии. Другое событие относится к детским годам. Отрок Варфоломей, которому с большим трудом давалась грамота, по благословению некоего таинственного старца сверхъестественным образом обретает способность к книжному учению и постижению догматов богословия.

После смерти родителей, которые в последние годы приняли монашеский постриг, Варфоломей сам находит предназначенный ему путь – идет в Покровский монастырь в Хотьково и убеждает своего старшего брата Стефана, монаха, уже постригшегося в Хотькове, искать с ним место для отшельничества. Братья обрели место для пустынножительства в лесном урочище Маковец, в 14-ти верстах от Радонежа и в 10-ти верстах от Хотькова. Здесь они поставили (ок. 1345 г.) первую лесную деревянную церковь и освятили ее во имя Пресвятой Троицы.

Так преподобный Сергий Радонежский начинает на Руси традицию посвящения храмов Святой Троице. Вряд ли это случайно. Учение о Троице, представляющей в троичности единую сущность – «едину силу, едину власть, едино господство», было своеобразным религиозным воплощением идеи единства, которое ощущалось современниками как насущная потребность общественной жизни.

Ныне существующий в Троице-Сергиевой лавре Троицкий собор, выстроенный из белого камня в 1422 г. над погребением преподобного на месте трех сменявших друг друга деревянных церквей, первоначально был расписан лучшими мастерами того времени – Андреем Рублевым и Даниилом Черным. Для иконостаса этого собора создана всемирно известная «Троица», написанная Андреем Рублевым, как отмечают летописи, «в похвалу отцу своему Сергию».

От пустынножительства – к общежительному монастырю

В отличие от египетской Фиваиды, где подвизались древние христианские аскеты, суровая к человеку русская природа требовала не только молитвы и созерцания, но и тяжелого физического труда. Не выдержав тягот, Стефан покинул своего младшего брата и ушел в московский Богоявленский монастырь. Но вскоре в пустыню приходит священноинок Митрофан, от руки которого Варфоломей и принимает монашеский постриг. Однако и Митрофан недолгое время пробыл в пустыни – отойдя в Хотьково, он лишь изредка навещал преподобного Сергия.

«Житие» выразительно рассказывает об отшельническом подвижничестве Сергия Радонежского – и о страшных «бесовских искушениях», и о его всеобъемлющей любви. Каждый день к келье преподобного приходил из лесу дикий медведь, с которым святой делил свой хлеб.

О прошествии времени к преподобному начали приходить другие монахи и селиться в пустыни: каждый ставил себе келью, возделывал свой огород. Все собирались в храме для общей молитвы. По просьбе братии преподобный Сергий принял священнический сан и стал игуменом образовавшегося «особножительного» монастыря. «Житие» подчеркивает не столько суровость аскезы, сколько смиренную кротость игумена Сергия. Он однажды даже нанялся к одному из монахов строить сени к келье за решето гнилых хлебцев.

Ок. 1355 г. к преподобному Сергию в монастырь прибыли послы константинопольского патриарха. Они передали Сергию грамоту, в которой патриарх предлагал ему ввести в монастыре общежительный устав. Преподобный Сергий отправился с патриаршей грамотой в Москву на совет с митрополитом. Получив благословение, Сергий Радонежский вводит в своем монастыре общежительный порядок, взяв на себя не только духовную ответственность, но и все бремя административных и хозяйственных забот. Так новый иноческий путь, основоположником которого явился преподобный Сергий, органично соединился с древней, домонгольской традицией русского монашества.

Сергий Радонежский восстановил тот тип русского монастыря, который сложился в Киевской Руси в XI в., но к началу XIV в. оказался забытым, так как сама киновийная жизнь была разрушена еще в XII в. Помимо Троицкого монастыря, сам преподобный Сергий и его ученики основали десятки общежительных монастырей. Среди них Спасо-Андроников на реке Яузе, Симонов на реке Москве, монастыри в Серпухове, на Кержаче и другие.


Миротворец и собиратель русских земель

Преподобный Сергий Радонежский самоотверженно сделал трудный шаг от отшельничества к общежитию, отдав на благо других то, что считал своим духовным благом. Другой, еще более жертвенный шаг преподобного – его действенное пастырское служение в миру. В «Житии», подчиненном строгому агиографическому канону, не нашли отражения факты благотворного влияния преподобного Сергия на общественно-политическую ситуацию в критические моменты русской истории. Зато летописи и исторические сказания сохранили для нас драгоценные свидетельства о подвижничестве святого в миру.

Духовный авторитет Сергия Радонежского был чрезвычайно высок. Московский князь и удельные князья приезжали к нему в монастырь за советом и благословением, часто он сам покидал свою любезную обитель и шествовал в Москву или другие города, чтобы крестить княжеских детей. Митрополит Алексей, обладавший огромным влиянием на светскую власть, поручал преподобному Сергию ответственные политические миссии.

В 1365 г. митрополит Алексей посылает преподобного Сергия в Нижний Новгород для разрешения междоусобных княжеских разногласий, которыми сопровождался процесс «собирания» русских земель под эгидой Москвы.

Преподобный не только наложил епитимию на строптивого нижегородского князя Бориса Константиновича, но решительно пошел на беспрецедентные меры – он «затворил» все храмы в Нижнем Новгороде, чтобы вынудить князя к подчинению.

В 1385 г. преподобный Сергий выступил послом Дмитрия Донского к его злейшему врагу рязанскому князю Олегу Ивановичу. Результатом этой миссии стал брак дочери Дмитрия Донского с сыном Олега Рязанского, угасивший кровопролитную вражду.


Провидец великой победы

Каждый россиянин знает о том, что преподобный Сергий Радонежский благословил московского князя Дмитрия на национально-освободительную борьбу против Золотой Орды. Куликовская битва произошла 8 сентября 1380 г. и стала импульсом исторического самосознания русского народа и прогрессивных тенденций политического объединения русских земель. «Житие» повествует о том, как преподобный, предвидя победу, известил об этом князя Дмитрия посланием. Грамоту преподобного Сергия гонец успел доставить в русское войско перед самым началом Куликовского сражения. Однако более поздние источники – летописи, воинские повести и сказания – гораздо подробнее рассказывают о роли преподобного Сергия в этих событиях.

Согласно позднейшим источникам, преподобный Сергий не только благословил московского князя на бой, но дал ему двух иноков-воинов, «зело умеющих ратному делу, и полки управляти, еще же и силу имущих, и удальство, и смельство», – Пересвета и Ослябю. Своим деянием Сергий Радонежский освятил ратный подвиг защиты отечества. Поединок инока-воина Пересвета с татарским богатырем Темир-Мурзой (Челубеем) перед началом Куликовского сражения памятен нам по известным живописным полотнам художников В. М. Васнецова и М. И. Авилова. Представлен этот сюжет и в знаменитом Лицевом летописном своде XVI века.

Летописи сообщают, что перед самым началом битвы посланец из Троицкого монастыря передал князю Дмитрию испеченный в монастыре хлеб и послание преподобного Сергия: «Без всякого сомнения изыди противу их, а поможет ти Бог и Святая Троица». Все то время, пока продолжалась битва, преподобный Сергий непрестанно молился и внутренним оком видел поле сражения, называя братии имена павших. Сегодня на Куликовом поле стоит храм, освященный во имя преподобного Сергия Радонежского.


Гармония духовного подвига и общественного служения

«Житие» повествует о многочисленных чудесах святого и бывших ему видениях. Сергий Радонежский – первый русский святой, удостоившийся явления Пречистой Богородицы. Описанные в «Житии» чудеса и знамения – это лишь знаки той мистической духовной жизни подвижника, суть которой не может быть передана словесным повествованием, даже повествованием агиографическим. Жертвенное служение на общее благо и мирские заботы в жизни преподобного Сергия все же не достигали той невидимой грани, за которой простиралась непостижимая глубина его духовного подвига. «Житие» рассказывает о том, как митрополит Алексей перед своей кончиной желал видеть своим преемником преподобного Сергия и как преподобный решительно отказался принять святительский сан.

В подвиге преподобного Сергия Радонежского удивительно гармонично сочеталось несовместимое. Впоследствии, в истории русского монашества XV–XVI вв. эти стороны разойдутся и образуются два направления, в равной степени восходящие к одному учителю, – это так называемые «нестяжатели» и «иосифляне». Обе линии имели начало в Троице-Сергиевой лавре – одна шла на юг, к Москве, а другая на север, в лесные пустыни по Волге и в Заволжье.

Духовным последователем и младшим «собеседником» преподобного Сергия был Кирилл Белозерский (ум. 1427 г.). Их личные встречи описаны в «Житии» Кирилла. Преподобный Кирилл принял постриг в основанном Сергием Радонежским Симонове монастыре. Когда Сергий приходил в Симонов монастырь, он прежде всего заходил в хлебню к Кириллу, с которым беседовал часами «о пользе душевной».

«Собеседниками» преподобного Сергия Радонежского становимся и мы, когда предстоим написанной кистью Андрея Рублева «Троице» – духовному и эмоциональному «портрету» преподобного Сергия, – погружаясь в атмосферу бесконечного созерцания, настраиваясь на глубокие проникновенные размышления и ощущая необыкновенный приток радости и чистоты.