в фондах Российской национальной библиотеки

История приобретения Синайской Библии Россией в свете новых документов из российских архивов

А.В. Захарова

Оформление дарственной грамоты на Синайскую Библию

В феврале 1868 г. Константин Тишендорф снова приехал в Петербург и 29 февраля / 12 марта подал министру императорского двора графу А.В. Адлербергу 2-му прошение о принятии мер для окончательного приобретения Россией Синайской Библии.49 Гр. Адлерберг поручил барону М.А. Корфу выяснить у Тишендорфа все обстоятельства дела, которое было доведено до сведения императора и по его желанию поручено Н.П. Игнатьеву.50 От посреднических услуг Тишендорфа было решено отказаться.

Генерал Игнатьев в первую очередь обращается к настоятелю русской миссии в Иерусалиме архимандриту Антонину (Капустину),51 с которым его давно связывали дружеские и доверительные отношения. В письме из Буюкдере от 8 мая /ст. ст./ 1868 г. он пишет:

<…> Не устроите ли Вы нам перед отъездом еще другое дельце, нуждающееся в Ваших дипломатических способностях и знаниях обнаруженных прежде? Другими словами – не пособите ли Вы мне покончить историю о похищенной нами Синайской Библии. Поручаю Кумани (у меня столько посетителей сегодня, что недосуг Вам писать) сообщить Вам подробности о нынешнем положении вопроса. Желательно получить акт Синайской обители, удостоверяющий, что драгоценная рукопись поднесена ею Государю Императору (в собственность), взамен чего мы могли бы дать три или четыре ордена каких угодно степеней, да пожалуй тысяч 10–12 руб. в придачу. Разумеется, чем меньше тем лучше, и тем Вам благодарнее будем. Подготовьте почву в Иерусалиме, — не оглашая слишком, и в особенности не раздражая корыстолюбия монашеского, и главное, скажите мне откровенно Ваше мнение. Может быть обещанием признания нового архиепис[копа] Синайского (не того, которого Вы посвятили беззаконно с Патриархом 30 августа) и устройства отношений между Иерусалимом и нашим Св. Синодом можно бы отделаться дешево — т.е. одними орденами, которые были бы переданы: старому архиепископу, новому — его наследнику, библиотекарю и самому влиятельному (буйному) монаху обители. Так ли? … 52

В то же время Игнатьев поручает своему секретарю А. Кумани побеседовать об этом предмете с бывшим архиепископом Кириллом, проживавшим в Константинополе.53 Вот что сообщает Кумани:

<…> Сведения, доставленные профессором Тишендорфом по делу о Синайской Библии <…> не вполне согласны с объяснениями, сообщаемыми архиепископом Синайским Кириллом и архимандритом Германом, бывшим секретарем Синайской обители во время открытия и передачи вышепомянутой рукописи. К немалому удивлению, оба эти духовные лица утверждают, что Синайская братия не только не изъявляла готовности поднести Библию в дар Государю Императору, но даже что она не имела никогда такого намерения. <…> Преосвященный Кирилл не отрицает такового желания с своей стороны, но повторяет, что не мог, к сожалению, осуществить его именно потому, что братия до сих пор не показывает ни малейшего расположения уступить Библию России … (см. документ)

Сведения, полученные графом Игнатьевым от архимандрита Антонина, напротив, свидетельствовали о самом благоприятном расположении братии. В письме от 18/30 июня 1868 г.54 Игнатьев отвечает о. Антонину следующее:

[л. 21] <…> За разъяснение вопроса о Синайской Библии и за переговоры Ваши по этому предмету с Каллистратом и с Патриархом большое спасибо Вам, отец Архимандрит, не только от меня, но и от всего русского ученого мира, очень интересующегося исходом недоразумений, порожденных немцем, желавшим еще раз прокатиться на казенный счет и под русским флагом в Синай и на Афон. Нет сомнения, что чем скорее Библия будет поднесена в собственность Государю, и чем меньше она стоить будет Прав[ительству], тем скорее устранятся все препятствия для разрешения всех Синайских затруднений.
Сознаюсь Вам откровенно (и совершенно доверительно), что одно теперь смущает меня. Я Вам сообщил, что мы готовы пожертвовать известную сумму и Вы в своих беседах не вышли из пределов мною назначенных. Но между тем Лекс,55 отправившийся с отцом, сказал и здесь, и в Петербурге, что Синайская братия (он ссылается на Каирское подворье) готова пожертвовать Библию даром, тем более, что она уже считается на Синае русскою (Александровскою) собственностью, лишь бы признали Каллистрата и дозволили бы обители получить секвестрованные нами в Египте деньги (из Бессарабских доходов, пожертвований и пр.). Эта операция (т.е. уплата Библии нашим согласием на низложение Кирилла и пожертв[ованием] денег нам не принадлежащих) чрезвычайно понравилась в Петербурге, в особенности Канцлеру. Ему теперь жалко давать наши деньги, когда можно получить Библию даром, и он обвиняет в напрасной ра- [л. 21об.] сточительности. Как полагаете Вы? Пока я отвечал, что нахожу приличнее дать какую-либо сумму нам принадлежащих денег, хотя бы и скудную, для того чтобы можно было сказать, что мы купили, а не стянули Библию. Но, во всяком случае, так как в Петерб[урге] уже запала в головы надежда получить Библию даром и пожертвовать лишь ордена, то я считаю необходимым сулить меньше денег, нежели предполагал первоначально; чтобы не выходить однако ж из суммы Вам указанной (от 5 до 8 т. руб.), можно дать, мне кажется, шесть тысяч рублей, что составит на звонкую монету пять тысяч и около 4 сот рублей. Так ли? Предвижу дать сверх того 2 т. для Фаворского монастыря, но не знаю, согласятся ли? Постараюсь. Во всем остальном поступлю согласно Вашим указаниям (письмо от 25 мая). Жду Ваших окончательных (положительных, а не только насмешливых) заключений, для немедленного представления и об орденах, и об остальном …

29 июля /ст. ст./ 1868 г. Н.П. Игнатьев получил письмо от архиепископа Каллистрата из Иерусалима от 5 июля /ст.ст./ 1868 г.56 Последний удостоверял, что братия считает Библию подаренной императору с того самого дня, как Тишендорф увез ее в Петербург, и обещал в скорейшем времени прислать официальный дарственный акт.

<…> спешу уверить Вас, господин Посол, что книга, о которой идет речь, с того самого дня, когда была уступлена Его Императорскому Величеству, так и считается всеми вообще синайскими отцами окончательно подаренной Императору <…> Кроме того, обещаю, что как только с Божьей помощью и при высоком содействии Императора, я вернусь для желанного мне покаяния и займу свое место, желаю и посредством официального заявления, снабженного моей подписью и подписями старейших отцов монастыря, а также и его печатью, окончательно принести в дар названную рукопись Его Величеству… (см. документ)

Игнатьев сообщает содержание письма В.И. Вестманну, товарищу министра иностранных дел; следуя указаниям архим. Антонина, он просит распорядиться о выделении 9000 рублей для Синайской братии и о награждении русскими орденами архиепископа Каллистрата и нескольких других монахов.57

Между тем, еще раньше собор синайских отцов в письме к русскому вице–консулу в Египте А.Н. Николаеву от 28 июня /ст. ст./ 1868 г.58 сообщал следующее:

<…> бывший наш архиепископ Кирилл, этот ужасный вредитель нашего святого и славного монастыря, говорит, будто синайская братия единодушно восстала против него и изгнала его по той причине, что он подарил древнюю рукопись Евангелия Великому Самодержцу всея Руси и защитнику Православия, и будто мы имеем цель потребовать обратно упомянутую рукопись, основываясь на расписке императорского посольства в Константинополе, управлявшегося тогда князем Лобановым. Поэтому мы считаем своим долгом разъяснить Вашей Светлости и через Вас Императорскому Посольству и всем вышестоящим властям, что все эти слухи есть ничто иное как вымыслы клеветника, который, искажая истину, вздумал повредить нашему несчастному монастырю, столько от него пострадавшему, и излагаем суть дела.
Несколько лет назад на Синай прибыл Константин Тишендорф, с рекомендательным письмом к отцам от тогдашнего посланника князя Лобанова, в котором последний просил нас, чтобы мы уступили упомянутую древнюю рукопись для копирования, и ручался, что после этого рукопись будет возвращена. Мы, рассмотрев письмо, отдали рукопись для копирования. Затем, подумав, что Синай не имеет ничего более драгоценного, чтобы подарить Великому Самодержцу <…>, посредством записанного в Священном кодексе монастыря официального акта, точную копию которого мы прилагаем вместе с распиской князя Лобанова, постановили подарить [рукопись] Его Богохранимому Величеству. Что и было сделано. Поэтому мы являемся дарителями, а не бывший архиепископ Кирилл, который не имеет никакого права дарить даже самую маленькую вещь из монастыря. <…> Мы уверены, что и Его Превосходительство генерал Игнатьев наконец убедится в правоте нашего монастыря, и прикажет, как и должен славный представитель Святой России, чтобы нам были возвращены все захваченные бывшим архиепископом Синайским деньги, и поспособствует к скорейшему утверждению здесь Архиепископа нашего Каллистрата, законного и истинного нашего пастыря, явившись таким образом великим благодетелем монастыря… (см. документ)

К письму была приложена подлинная расписка князя Лобанова-Ростовского от 10 сентября /ст. ст./ 1859 г.,59 а также заверенная копия акта собора отцов от 16 сентября /ст. ст./ 1859 г., в котором действительно изъявлялось принятое братией решение подарить рукопись Александру II. (см. документ)

Текст этого акта частично воспроизводится в записке Кирилла, опубликованной И.И. Шевченко.60 Однако вместо последнего предложения о дарении рукописи там говорится только о предоставлении ее во временное пользование. К сожалению, нам не известно, сохранился ли до сего дня подлинный акт, и мы не имеем возможности установить истинное содержание этого текста. Пока следует рассматривать две возможности. Либо архиепископ Каллистрат и члены собора прислали в русское консульство не соответствующую оригиналу копию акта, в которой они изменили формулировку в желательном для них смысле; либо архиепископ Кирилл в своей записке исказил текст акта в своих целях. Как мы видели из приведенных выше документов, последний в своих сношениях с русским посольством, а также с Тишендорфом, действительно пытался представить дело так, будто его разногласия с братией возникли в том числе из-за уступки Библии России.61 Интересно отметить, что в брошюре, напечатанной архиепископом Кириллом летом 1867 г. в защиту от обвинений, выдвинутых против него братией, Библия не упоминается ни разу.62 Значит, мысль снова употребить в свою пользу Синайский кодекс пришла ему в голову позже, когда были возобновлены переговоры об оформлении дарения рукописи. Вероятно, не вся община Синайского монастыря одобряла временную уступку и дарение рукописи русскому правительству. Пока мы не располагаем письменными свидетельствами, исходящими от самих членов общины. Помимо упоминаний в письмах архиепископа Кирилла, об этом можно догадываться только на основании слухов, переданных путешественниками.63

Новые сведения и документы, полученные от Николаева, Н.П. Игнатьев снова передает В.И. Вестманну.64

Уже в сентябре архиепископ Каллистрат присылает Игнатьеву дарственную грамоту на Библию.65 (см. документ)

Эта дарственная грамота от 11 /ст. ст./ сентября 1868 г. была подписана архиепископом Каллистратом и собором синайского подворья в Каире. Однако подписи иноков монастыря св. Екатерины отсутствовали. Еще 25 августа /ст. ст./ 1868 г. на основании всеподданнейшего доклада министра императорского двора гр. Адлерберга 2-го последовало высочайшее соизволение о пожаловании Синайскому архиепископу и братии 9000 рублей и орденов.66 Деньги и награды были препровождены к гр. Игнатьеву в Константинополь осенью 1868 г.67 Но он посчитал целесообразным дождаться получения дарственной грамоты, оформленной по всем правилам, и формального утверждения Каллистрата в сане архиепископа Синайского со стороны Египетского правительства, о чем пишет архим. Антонину в письме от 14 марта 1869 г.:

<…> Ради Вашей милости ратовал я за Каллистрата в течение всей зимы, и усилия наши увенчались наконец успехом. Доброе дело хочет сделать Каллистрат, поселившись в монастыре. Ради же Вас нажил я себе врага в Кирилле, поносящем теперь Посольство за не поддержку. У меня уже находятся (между нами сказано) ордена и пр. для Синайской обители, но так как документа окончательно нет у меня в руках, то я добро из рук не выпускаю. Я люблю к “стенке припереть”, ибо иначе — ничего не выжмешь из упорных… Что же Вы меня не похвалите за мое старание умиротворить Синайскую гору и Вам угодить? …68

Наконец, во время своей поездки в Египет в ноябре 1869 г. граф Игнатьев посетил Каирское подворье Синайского монастыря, где встретился с архиепископом Каллистратом. 13 ноября /ст. ст./ был составлен текст новой дарственной грамоты, которую подписал лично архиепископ и все отцы Джуванийского собора. Затем грамота была послана с курьером на Синай, для подписания отцами собора монастыря св. Екатерины, что и было сделано 18 ноября /ст. ст./, уже после отъезда графа Игнатьева из Египта.69 Вот отрывок текста грамоты:

<…> Ныне же снова настоящим документом мы архиепископ Синайский Каллистрат и при нас находящееся святое собрание здешних и синайских отцов отшельников объявляем, подтверждаем и удостоверяем о поднесении Его Императорскому Величеству Синайской рукописи Ветхого и Нового завета, которая, вследствие сего переходит в полное обладание и считается бесспорною, несомненною собственностью Его Императорского Величества… (см. документ)

Дарственная грамота, снабженная всеми подписями и печатями, была наконец получена Игнатьевым 14 декабря /ст. ст./. Он немедленно пересылает ее в Петербург В.И. Вестманну с отношением от 16/28 декабря 1869 г.:

<…> почитаю своим долгом передать Вам подлинник и перевод подписанного должным образом коллективного акта, присланного мне архиепископом Каллистратом. Этим документом заключаются переговоры, начатые десять лет назад, и таким образом достигнуто решение, я надеюсь, угодное Императорскому Правительству. Что касается архиепископа и монахов Синайского монастыря, то они многократно выражали мне свою благодарность за завершение этого дела, доставившего им девять тысяч рублей… (см. документ)

5 января /ст. ст./ 1870 г. генеральный консул России в Египте И.М. Лекс передал архиепископу Каллистрату и представителям Синайского монастыря ордена и деньги, в чем получил от них расписки70 (см. документ).

Таким образом, дело о приобретении Синайской Библии для Российского Правительства было успешно завершено.71 Однако противостояние бывшего архиепископа Синайского Кирилла и братии на этом не закончилось.

Закрыть окно
РГИА, ф. 472 (Канцелярия министерства Императорского Двора), оп. 15 (239/1255), 1868 г., д. 26. Дело о приобретении открытой на Синае Лейпцигским профессором Тишендорфом рукописи греческой Библии, относимой к IV веку (Далее: РГИА, ф. 472, оп. 15 (239/1255), д. 26), л. 1.
Закрыть окно
Там же, л. 4-12об. (записка барона М.А. Корфа о Синайском кодексе, по которой гр. Адлербергом был сделан всеподданнейший доклад); л. 14-14об. (отношение гр. Адлерберга кн. Горчакову от 26 марта /ст. ст./ 1868 г.); АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 21-22об. (отношение гр. Адлерберга кн. Горчакову от 12 апреля /ст. ст./ 1868 г.).
Закрыть окно
Цитируемые здесь письма сохранились в машинописной копии (РГИА, ф. 1561, оп. 1, д. 16). Почти все приводимые выдержки опубликованы (А.А. Дмитриевский. Граф Игнатьев как церковно-политический деятель на Православном Востоке. СПб, 1909. С. 20-29). Однако в книге Дмитриевского эти выдержки даны не в хронологическом порядке и перемежаются с не всегда точными пояснениями автора, не располагавшего достоверной информацией из других источников. Поэтому в изложении Дмитриевского нередко слова гр. Игнатьева приобретают такие оттенки смысла, которых в них не было изначально. Для того, чтобы нейтрализовать эти искажения, считаем необходимым обратиться к первоисточнику и привести здесь по возможности полные цитаты из писем, в том порядке и в том контексте, в котором они были написаны.
Закрыть окно
РГИА, ф. 1561, оп. 1, д. 16, л. 18.
Закрыть окно
Об этом он сообщает в конфиденциальном письме канцлеру А.М. Горчакову из Буюк-дере от 14/26 мая 1868 г., № 135 (АВПРИ, ф. 161 II-11, оп. 50, д. 5, л. 82-84).
Закрыть окно
Письмо графа Игнатьева о. Антонину от 18/30 июня 1868 г. РГИА, ф. 1561, оп. 1, д. 16, л. 21-21об.)
Закрыть окно
И.М. Лекс — генеральный консул России в Египте; во время отсутствия летом 1868 г. его заменял вице-консул А.Н. Николаев.
Закрыть окно
АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 33.
Закрыть окно
Отношение В.И. Вестманну от 30 июля / 11 августа 1868, № 244 (АВПРИ, ф. 161 II-11, оп. 50, д. 5, л. 90-93; л. 94-94об. - список духовных лиц, для которых испрашиваются Российские ордена: архиепископу Синайскому Каллистрату - орден Св. Анны 1-й степени; Архиепископу Филадельфийскому Иоасафу - тот же орден 2-й степени с короной; протосинкеллу Синайского монастыря Корнилию и ризничему Григорию - тот же орден той же степени (без короны); иеромонаху Порфирию - наперсный крест.
Закрыть окно
АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 47-48. Николаев пересылает это письмо и прилагавшиеся к нему документы Н.П. Игнатьеву вместе с сопроводительным письмом от 1 / 13 августа 1868 г. № 127 (там же, л. 13-16).
Закрыть окно
Там же, л. 19-19об.
Закрыть окно
Ševčenko. New Documents... P. 69. См. Введение, прим. 9.
Закрыть окно
См. записку архиепископа Кирилла (Ševčenko. New Documents... P. 69-70), а также его письмо Тишендорфу от 12/24 января 1868 г. (Ibid. P. 73-74, nt. 53).
Закрыть окно
См. Ύπόμνημα ... (Экземпляр брошюры имеется в РГИА, ф. 797, оп. 37, II отд., д. 160, л. 63-97).
Закрыть окно
См. прим. 7.
Закрыть окно
Отношение от 13 августа /ст. ст./ 1868, № 255, АВПРИ, ф. 161 II-11, оп. 50, д. 5, л. 108-109об. О благоприятном повороте событий Игнатьев сообщает также К. Тишендорфу, который отвечает ему письмом от 9 сентября 1868 г. из Лейпцига (Государственный Архив Российской Федерации, ф. 730 (Н.П. Игнатьев), оп. 1, № 3987. Письмо К. Тишендорфа к Н.П. Игнатьеву от 9 сентября 1868 г., л. 1-2).
Закрыть окно
АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 36 (сопроводительное письмо от 20 сентября /ст. ст./); л. 39-39об., 43 (дарственная грамота, подписанная 11 и 17 сентября /ст. ст./ 1868 г.)
Закрыть окно
РГИА, ф. 472, оп. 15 (239/1255), д. 26, л. 24-27.
Закрыть окно
См. отношения В.И. Вестмана Н.П. Игнатьеву № 3135 от 26 сентября /ст. ст./ и № 3508 от 31 октября /ст. ст./ 1868 г. о препровождении денег и орденов, АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 4-5, 11-11об.
Закрыть окно
РГИА, ф. 1561, оп. 1, д. 16, л. 22об.
Закрыть окно
Деньги и ордена Игнатьев оставляет русскому консулу в Александрии И.М. Лексу с поручением передать их по получении окончательного документа. См. черновик предписания Н.П. Игнатьева И.М. Лексу от 16 ноября /ст. ст./ 1869 г. (АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 3379, л. 1-2об.). и письмо к Тишендорфу от 5/17 декабря (Peradze. Op. cit. P. 149-150).
Закрыть окно
Расписка в получении денег: РГИА, ф. 472, оп. 15 (239/1255), д. 26, л. 49. Расписка в получении орденов: АВПРИ, ф. 180 (Посольство в Константинополе), оп. 517/2, 1870 г., д. 1083 (Александрия) (Далее: АВПРИ, ф. 180, оп. 517/2, д. 1083), л. 9.
Закрыть окно
Об окончательном урегулировании дела о Синайской Библии Н.П. Игнатьев сообщает Тишендорфу в письме от 5/17 декабря 1869 г. (см. Peradze. Dokumenty... P. 149-150), архим. Антонину в письме от 7 января 1870 г. (РГИА, ф. 1561, оп. 1, д. 16, л. 27) и, после получения расписок, В.И. Вестманну в отношении от 27 января / 8 февраля 1870 г. (АВПРИ, ф. 161 II-11, оп. 50, д. 5, л. 95-95об.).